Экс-начальник безопасности ТОАЗа пытается облегчить собственную участь
ТОАЗ. Источник: Niik.ru

Экс-начальник безопасности ТОАЗа пытается облегчить собственную участь

Самара, 25 Октября - DIXINEWS.

Находясь в камере, он активно свидетельствовал по делу комбината.

В ходе недавнего заседания по делу о химическом комбинате "Тольяттиазот" был допрошен бывший начальник безопасности ТОАЗа Олег Антошин. Как пишет "Собеседник", в начале 2018 года господин Антошин был арестован за организацию террористических подпольных баз вместе с бывшим охранником Бориса Березовского Сергеем Соколовым. Показания Антошин давал из СИЗО "Лефортово", где он находится по обвинениям, предъявленным ФСБ России.

Допрос бывшего безопасника ТОАЗа проходил в рамках разбирательства по обвинению в мошенничестве экс-руководителей комбината Владимира Махлая и Сергея Махлая, Евгения Королёва и владельцев фирмы Nitrochem Distribution AG Эндрю Циви и Беата Рупрехта-Ведемайера. По информации издания, Антошин сделал значимое заявление, согласно которому схемой вывода денег через трейдинговые компании (в этом обвиняют подсудимых) при работе на внешнем рынке "пользуется практически вся отрасль".

Активность Олега Антошина удивила защитника Владимира Махлая Инну Тихомирову, которая уточнила, не просили ли свидетеля оговорить подсудимых взамен на что-либо, однако Антошин опроверг это. А в ответ на вопрос судьи, почему во время допросов Антошин не рассказал обо всём, что знал по делу ТОАЗа следователю, он заявил, что не думал, что такая информация может быть связана с уголовным делом.

В свою очередь "Коммерсант" пишет, что Соколов, который проходит по тому же делу, что и Антошин, в 2016 году связался с неким финансистом из Санкт-Петербурга Валентином Гонастарёвым. Тот потребовал от бывшего начальника службы безопасности Березовского помощь в смене руководства ОАО "Тольяттиазот". По словам Сергея Соколова, его заказчик работал на некую финансово-промышленную группу, в планах которой был рейдерский захват ТОАЗа. Сами представители завода обвиняли в подобных действиях собственного миноритария - "Уралхим".

Как рассказал Соколов, он предложил заказчику для проведения операции использовать террористическую тему, на что получил "добро" и 1 млн долларов. С такими деньгами обвиняемый подключил к делу солидные "человеческие ресурсы", в том числе тогдашнего начальника службы безопасности ТОАЗа Олега Антошина и его заместителя Алексея Алексеева. Ныне все четверо находятся в СИЗО.

Антошин выполнял в плане весьма важную роль - имея связи в полиции, он добыл гранатомёт РПГ-18 "Муха", несколько автоматов Калашников и десять тротилловых шашек. За 5 тысяч долларов он убедил одного из охранников ТОАЗа пронести на территорию комбината и спрятать сумку с оружием, взрывчаткой и "террористической" литературой в офисе расположенной там "МСА-строй". После этого Антошин вызвал знакомых полицейских, которые и нашли схрон, а затем завели уголовное дело по факту незаконного оборота оружия и боеприпасов. А Соколов затем задействовал свои связи в СМИ и в разных изданиях осветил "инцидент", представив его как сорванные планы террористов, которым, якобы, помогал кто-то из числа руководителей ТОАЗа.

Но в МВД и ФСБ вбросам не поверили, и, вопреки плану, свои должности на заводе потеряли Антошин и его зам Алексеев. Группа была накрыта в августе 2017 года, когда ею уже было создано внушительное "террористическое подполье" с базами в Москве, Курчатове, Тольятти и Уфе. Заговорщики планировали сделать несколько анонимных звонков, чтобы запустить антитеррористическую операцию федерального уровня.

"Всплывшие" показания Соколова подтверждают, что Антошин был тесно связан с компанией "Уралхим", которая долгое время якобы пыталась сменить руководство ТОАЗа. Мол, организация "схрона террористов" могла быть спонсирована владельцем "Уралхима" Дмитрием Мазепиным.

В связи с этим "Собеседник" предполагает, что после того, как роль Антошина в организации Соколова прояснилась, становится понятным желание бывшего главного безопасника ТОАЗа переключить внимание суда на другие моменты. Вероятно, таким образом он попытается смягчить собственное наказание в рамках своего дела.